Хоккейные герои прошлых лет: Звезда по имени Бретт Халл

Сыну великого Бобби Халла, кажется, на роду было написано стать звездой. Но до 19 лет наследник вовсе не торопился оправдывать всеобщие ожидания. Зато потом, заиграв, наконец, всерьез, перекрыл все рекорды отца.

Хоккей?

Когда Бретт Халл учился в школе, никто – ни он сам, ни его близкие – не мог с уверенностью предсказать, чем он займется в жизни.
«Так и гадали, — вспоминает сегодня знаменитый правый крайний «Сент-Луис Блюз», — то ли в колледж поступлю, то ли в хоккей стану играть, то ли буду гонять с хулиганами на машине. Было у меня, знаете, в те годы такое любимое развлечение: насажаю человек десять приятелей в свою Pinto Wagon 1975 года – и носимся по ночным улицам, прохожих пугаем».
Бретт Халл – личность заметная даже в североамериканском хоккее, где неординарных фигур хватает. Как хоккеист он вызывал восхищение, как человек – многих пугал или возмущал.

И это всё о нём

Родился 9 августа 1964 года в канадском городе Беллевиль (провинция Онтарио) в семье знаменитого Бобби Халла. Рост 178 см, вес 91 кг. Правый нападающий. Правша.
Начал карьеру в хоккейной команде университета Миннесоты в 1984 году. В 1986 году принят в клуб НХЛ «Калгари Флэймз», в котором провел 61 матч, забил 27 голов и сделал 25 результативных передач. В марте 1988 года отдан вместе со Стивом Бозеком в «Сент-Луис» в обмен на Роба Рэмэйджа и Рика Уомсли.
Затем выступал за «Даллас Старз», с которым выиграл свой первый Кубок Стэнли.
Второй Кубок пришёл в команде, которой он всегда симпатизировал – «Детройт Ред Уингз».
Закончил карьеру в 41 год в качестве нападающего «Финикс Койотис».
Трижды входил в первую пятерку All Stars (1990, 1991 и 1992). В 1990 году стал обладателем Леди Бинг Трофи – приз самому корректному игроку. В 1991-м удостоен Харт Мемориал Трофи (самый ценный игрок), Лестер Пирсон Эворд (лучший хоккеист по мнению Ассоциации игроков НХЛ).
Серебряный призёр Олимпийских игр 2002 года в составе сборной США.
В 2019 году Бретта Халла ввели в Зал хоккейной славы.
Женат, имеет сына.

Отцовское разочарование?

Отец у него был великим хоккеистом, и его сверхпопулярность закономерна. Но Бретт никогда не пытался копировать его. Достаточно вспомнить, что отец был левшой, а младший правша. Да и козыри в игре у старшего были другие. Например, превосходное катание. Не зря отца прозвали «Золотым Реактивщиком».
Как же получилось, что сын знаменитого хоккеиста и профессиональной фигуристки (мать Бретта – популярная американская спортсменка Джоанна Халл) не слишком хорошо катался на коньках?
В детстве он не любил это занятие, и порой родители не могли выгнать его на лед. Он был толстым, его дразнили Винни Пухом, и каждый поход на каток был сущим наказанием. Зато с шайбой Бретт любил возиться с четырех лет, когда отец подарил ему первую клюшку. Его, кстати, всегда удивляло то, что сын научился бросать шайбу намного раньше, чем кататься на коньках. Когда Бретту было десять лет, Халл-старший перешел во Всемирную хоккейную ассоциацию и, увидев своих новых партнеров, удивленно воскликнул:
«Да у моего сына руки лучше, чем у многих из них!»
Бретту тогда это сильно польстило.
А на коньки он встал в семь лет. Отец подарил сыну свою фуфайку с эмблемой «Чикаго Блэк Хокс». Бретт без особого желания надел ее и сразу же в ней утонул. Отец удивился и даже обиделся на то, что сыну не понравился подарок, о котором все мальчишки Канады и мечтать не могли. А Бретту казалось, что он похож на девчонку, напялившую мамину юбку.

Братья

У Бретта есть еще два старших брата – Бобби-младший и Блэйк. Не в пример ему, они обожали хоккей с детства. Когда Бретту было пять или шесть лет, Бобби-младший уже выступал в юниорских командах. А отец считал его своим хоккейным наследником не только по старшинству и имени, но и по таланту. Ну а Бретт был ленив, капризен и ни о какой хоккейной карьере не помышлял.
Почему же тогда старшим братьям так и не удалось заиграть в большой хоккей?
Скорее всего, они слишком стремились попасть непременно в НХЛ. В юниорских командах оба лезли из кожи вон, только бы понравиться тренеру. А когда ошибались, вокруг начинали говорить:
«Как же это – дети великого Бобби Халла, и так плохо играют?».
Подобное надолго выбивало их из колеи. Бретт же этого давления никогда не чувствовал, поскольку не воспринимал хоккей всерьез. И его тоже всерьез не воспринимали. Отец страшно переживал из-за неудач Бобби-младшего и Блэйка, считая и себя в этом виноватым.
Некоторые журналисты полагают, что хоккейной карьере двух старших сыновей Бобби Халла помешал его бракоразводный процесс, который подробно освещался прессой и потряс всю Канаду. Дети – к тому времени родился четвертый сын Барт – остались жить с матерью.

Вот те на!

Свой первый матч Бретт помнит смутно. Кататься тогда он ещё не научился, а потому почти всю игру простоял в кругу вбрасывания. Но победный гол забил именно он!
В силу ряда причин он учился не в Чикаго или Виннипеге, а в Ванкувере (куда переехала Джоанна Халл после развода). Нельзя сказать, что хоккей отнимал у него все свободное время. Он любил американский футбол, которым увлек его младший брат Барт – он, кстати, стал профессиональным футболистом. А еще веселые компании, где у него за любовь ко всяким приколам было прозвище Шут.
К этому родители относились спокойно. Отец и раньше считал его бездельником. А мать, наоборот, любила больше остальных: считала, что он в ее породу, и многое позволяла. Бретт был полностью предоставлен самому себе.
И все-таки он выбрал хоккей. Но не сразу. После школы поступил в университет Миннесоты с твердым намерением стать психологом. Там ему предложили сыграть за университетскую команду. 19 лет, согласитесь, возраст для начинающего хоккеиста немалый. Но, ко всеобщему удивлению, в первые же два сезона он добился неплохих успехов: забил в общей сложности 84 шайбы. И при этом учился только на «отлично»!
Но, честно говоря, мечты играть в НХЛ у него не было даже тогда. Конечно, после нескольких успешных сезонов в студенческой команде Бретт действительно почувствовал отцовские гены и понял, что может играть в хоккей на самом высоком уровне. Но особых восторгов ни у него, ни у мамы это не вызывало. Вот старшие братья – те были изумлены и в один голос уговаривали его стать хоккеистом. В конце концов Бретт согласился.
Бобби и Блэйк хотели, чтобы он выступал за родной клуб отца — «Чикаго Блэк Хокс». Да и Бретту он нравился гораздо больше, чем, например. «Джетс», «Рейнджерс» или «Флайерс». Но в результате драфта Халл оказался в «Калгари Флэймз», откуда спустя два года попал в «Сент-Луис».

Не равняйте с отцом!

Бретт не любит, когда сравнивают его результаты с отцовскими. Хотя бы потому, что в 60-е годы голов вообще забивалось намного меньше. К примеру, однажды Халлу-младшему удалось забросить за сезон 86 шайб. Разве такое могло произойти во времена отца, когда самым популярным был счет 2:1? А что касается арены, то играть Бретту больше всего нравилось там, где блистал отец, — в старом «Чикаго Стадиум». Жаль, что его снесли. Какая там была атмосфера! И забил Бретт там больше, чем где-либо. На «Чикаго Стадиум» играть спокойно было невозможно: болельщики были абсолютно сумасшедшие, и их безумие передавалось им, хоккеистам. Увы, многим молодым ребятам не посчастливилось сыграть на старой чикагской арене.

Лучшие русские по Халлу

Своих кумиров Бретт никогда не называл. Такие, мол, есть, и хватит с вас. Не привык, дескать, вешать на других ярлыки – это непрофессионально. Но среди русских выделял тех, кто играл за «Детройт». Ему очень нравились Сергей Федоров и Владимир Константинов. Особенно Федоров. Это воплощение русского хоккея – быстрого, размашистого, захватывающего дух. Константинов – прекрасный защитник, хотя не всегда играл по-джентльменски.

Халл – канадский ренегат

В Канаде Бретта Халла до сих пор считают предателем: на Кубке мира-96 он выступил за сборную США – родину матери, а в 2002 году едва не помешал сборной Канады выиграть Олимпийские игры.

Автор статьи: Сергей Соседов

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.